Глава 1 | Reports from 2001
Система Orphus

La Noche de las Milongueras

7 августа 2003 г.: Вчера, перед походом в Sin Rumbo, я чуть не забыл захватить с собой камеру, я думал что там нечего будет снимать, но оказалось что в клубе устроили La Noche de las Milongueras (Ночь Милонгер). Они пригласили 20 самых известных из ныне живущих милонгер, дабы оказать честь им и их танцу. Пришли все приглашённые, правда за исключением двух знаменитых женщин – Carmencita Calderon, которой сейчас должно быть уже более 95 лет, и Maria Nieves, но я не сильно расстроился, поскольку я уже видел как они танцуют. В клубе, кроме меня были и другие фотографы, так что я мог беспрепятственно снимать происходящее на танцполе, и мне удалось сделать очень удачные снимки разных стилей танца. Самая известная из приглашённых, Margaret, была представлена как «Милонгера Века», и она много танцевала в этот вечер. Она была героиней и давала интервью в документальном фильме Obsession, а также принимала участие в съёмках ряда других фильмов. Среди гостей также был и Portalea – он один из величайших старых милонгеро, его можно увидеть танцующим в фильме Tango, Baile Nuestro. В этом фильме он даёт интервью у себя дома, а также на кладбище, где он работал за чаевые, приводя в порядок могилы. Он выглядел немного измождённым (говорят, что он уже почти не видит), и он мало танцевал. Зато другой известный милонгеро “El Chino” танцевал за двоих. Это очень высокий и элегантный танцор, и возраст похоже не властен над его мастерством. Вы сразу же его узнаете, если смотрели некоторое количество фильмов о танго.

Margaret и El Chino танцевали в одиночестве, затем Margaret стала танцевать с другим мужчиной, а El Chino попросил Alejandra (через меня) о танце. Я следовал за ними вдоль кромки танцпола и снимал на видео, как вдруг женщина тронула меня за локоть и сказала на castellano, «Правда ведь он хорошо танцует? Посмотри на его ноги. Посмотри как они касаются пола.» Она была права. Он знаменит своей манерой шага. Его нога касается пола очень мягко, но сильно и чётко. Оказалось, что со мной заговорила Сеньора Balmaceda, мать Ernesto и Julio Balmaceda. Позже этим вечером я заснял её танцующей со своим сыном Ernesto. Манера его шага напоминает манеру El Chino (возможно он изучал его технику), и я записал ещё танец Сеньоры Zotto (мать двух других известных братьев). А затем я снял танец двух детей, которые выступили перед старшим поколением, олицетворяя будущее танго, это было весёлое зрелище.

Alej and El ChinoРанее я писал о том, что мы наделяем наши записи смыслом, когда редактируем и что-то из них отбрасываем. И я говорил, что это же применимо и к танго. Какая умная мысль! Должно быть она пришла ко мне на пьяную голову. Из миллиона возможных шагов вам не только нужно выбрать, какие использовать когда зазвучит музыка, но также и то что оставить за скобками! Вот интересный пример. Alejandra танцевала с El Chino танду милонг. С ним она танцевала впервые, однако она часто танцует с такими экспертами в милонге как Dany и Cacho. Они совершают очень активные движения когда танцуют милонгу, но верхняя часть тела El Chino во время всего танца оставалась очень неподвижна. Разумеется, его ноги проделывали резкие, ритмичные шаги траспие, но при этом они плавно и элегантно несли его корпус по танцполу. Alejandra сказала что ощущения были замечательными. В то время как многие люди слегка покачивают корпусом, и используют небольшие толчки для отражения характера милонги, El Chino предпочитает выражать музыку оставаясь недвижим, не делая корпусом ничего. Чем меньше тем лучше! На мой взгляд, он наделяет танец смыслом, когда отказывается от движения. Это позволяет сконцентрироваться на том что делают ноги, а он великий мастер шага!

****

Много лет назад, на одной из стен клуба Sin Rumbo, удачливый игрок на тотализаторе и первоначальный владелец заведения, изобразил картину-фреску и гордо подписался “Художник: Tanguito Oliveto“. На ней изображён огромный бандонеон и опоясывающая его 8-футовой высоты лента с именами 27 оркестров. Я спросил у распорядителя, неужели все эти оркестры играли когда-то в этом маленьком зале, и он ответил «Да, конечно!». Я не разобрал всех имён, но помню там были Troilo, Piazzolla, Maffia, Laurenz, Minoto и Fresedo. Но что в таком месте мог делать Fresedo? Я думал, что он обычно выступал с большим оркестром перед богатыми людьми из Recoleta в просторных изысканных залах вроде Palais de Glace. Только представьте каково это – танцевать в маленьком зале Sin Rumbo, когда рядом зажигают такие маэстро. Laurenz играет вживую, а Casas поёт Como dos Extraños или Vieja Amiga. Troilo вместе с Fiorentino, и звучит Yo Soy el Tango или Tristezas. Рассказывают, что когда Piazzolla ещё играл у Troilo в оркестре, он любил валять дурака и издавать странные звуки, лишь бы побесить Troilo. Ему нравилось смотреть как Troilo оборачивается и прожигает всех взглядом. В конце концов ему пришлось с этим завязать, когда Troilo пригрозил его уволить, но иногда он подговаривал других музыкантов оркестра издавать звуки. Я бы наверное отдал всё на свете за возможность побывать и услышать как тогда звучала эта живая музыка в Sin Rumbo.

Одно из имён на стене не столь знаменито. Маленькие коричневые буквы “Aieta” обозначают Anselmo Aieta, у него был свой оркестр, но он редко записывался. Один из моих читателей попросил меня отыскать записи этого оркестра, поэтому я отправился к Oscar. Он работает в маленькой, захламлённой комнате на 5-м этаже здания по адресу 123 Parana, к югу от Plaza Congreso. На входной двери написано: “Club de Tango – Oscar B. Himschoot – Proprietor.” («Клуб Танго – Oscar B. Himschoot – Владелец»). Oscar очень пожилой человек, и он – настоящая кладезь танго информации. Он даже написал книгу о танго, и я приобрёл экземпляр для Alberto. Если вы сбились с ног в поисках чего-то редкого из мира танго, то обратитесь к Oscar, и если у него этого нет, то он обязательно знает где это можно найти. Ему удалось отыскать запись оркестра Anselmo Aieta, он кому-то позвонил, и для меня сделали копию. Я её слушаю прямо сейчас, и мне она нравится. Это старая маршировальная танго-музыка времён guardia vieja, вроде Francisco Lomuto, Orquesta Victor или Orquesta Minoto. Она бы замечательно вписалась в атмосферу старых клубов окраин, кстати и Minoto, и Aieta выступали в Sin Rumbo.

Я сказал Oscar, что обязательно напишу о нём на своём сайте. Возможно многие из вас знакомы с сайтом Oscar, но если нет, то вот адрес: www.clubdetango.com.ar, E-mail (нужно писать по-испански): clubdetango@sinectis.com.ar. Он собственнолично руководит бизнесом и издаёт журнал. Два главных танго-журнала в Buenos Aires, это BA Tango и El Tangauta. Diego (сын Susana Miller) и его жена Luz издают Tangauta. Оба этих издания практически идентичны, их страницы заполнены рекламой, расписанием милонг, кое-какими статьями на отвлечённые темы и фотографиями людей на вечеринках – такие журналы «о жизни» издаются в любом городе мира. Журнал Oscar в основном посвящён истории танго и танго музыке, в нём мало рекламы и только небольшое расписание милонг на последней странице. Oscar говорит, что дела у него шли хорошо, пока к власти не пришёл Menem (бывший Аргентинский президент, которого обвиняют в большинстве постигших страну экономических проблем) и не разрушил его бизнес, и, вот теперь, в возрасте 75 лет он пытается снова начать своё дело, открыв этот танго-магазинчик. Oscar также будет рад помочь любым читателям моего сайта. Его здоровье уже не столь крепко, так что постарайтесь воспользоваться его знаниями пока ещё возможно.

Исправления

Gabriel прислал мне e-mail, где пишет, что в главе про Уругвай я указал что население Монтевидео составляет 4 миллиона человек. На самом это всего 1.5 миллиона. Во всей стране проживает чуть меньше 4-х миллионов жителей. Он также справедливо заметил, что мы были в Монтевидео во время выходных, 18 июля, когда там праздновался День Конституции, и, возможно, это было одной из причин немноголюдности улиц.

В своём интервью с Alejandra я написал, что она «окружена музыкой», когда следует ведению партнёра. Она потом прочитала эту фразу и говорит, что нужно написать «отдаётся музыке». Не знаю, мне ясен смысл обоих фраз. Иногда мы с ней недопонимаем друг друга. В прошлом году, когда я разглядывал карту Falkands/Malvinas островов, я спросил у неё как будет «овца» на castellano, и она ответила barca (лодка). В другой раз я спросил, как будет «продавец», и она сказала marinero (моряк).

[Замечание: Я выяснил, что женщина, о которой я писал как о матери братьев Balmaceda, вовсе не их настоящая мать. Она то ли мачеха, то ли novia (подруга) их отца. Не знаю, что более верно.]

Мы на неделю уезжаем в Cordoba. Чао.

Trucho

14 июля 2003 г.: На прошлой неделе мы ездили в Cordoba и на водопады Iguazu. Cordoba – второй крупнейший город в Аргентине. Он раскинулся посреди Pampas, и мне он напомнил зажиточный американский город среднего запада. Первое, что я увидел по прилёте в их уютный небольшой аэропорт, это была группа парней-работяг в бейсбольных кепках, и было понятно что их работа связана с разведением скота – точно таких же ребят можно пожалуй встретить в аэропорту Colorado Springs или Amarillo ожидающими прилёта своих родных. Жизнь в Cordoba течёт более размеренно, чем в Buenos Aires, а сам город раздался вширь, поскольку в отличии от столицы, он не прижат к береговой линии. Через город протекает живописная река, а ряд улиц закрыли для движения транспорта и устроили пешеходную зону. В среду вечером мы пошли на милонгу, и она настолько напомнила мне типичную милонгу в штатах, что это даже слегка пугало. Она проводилась в стильном ресторане El Arrabal, который выглядел точь-в-точь как тысячи других подобных заведений в богатых американских пригородах. Танцующие демонстрировали безупречно ухоженную внешность врачей-дантистов или игроков в теннис. Практически никто из них не курил, их тела были стройны и подтянуты, было видно что они много времени проводят в фитнесс-залах. Они разительно отличались от знакомых нам неряшливо-беспардонных завсегдатаев милонг Buenos Aires. Они даже танцевали в очень скованной аналитической манере свойственной гринго, я мог поклясться, что очутился в штатах – и они сразу же определили, что мы с Alejandra опытные танцоры из Buenos Aires. Я родом из Mountain West и мне нелегко думать о себе как о многоопытном и умудрённом танцоре, но здесь, а также в Salta, именно так нас и воспринимали. Когда мы были в Salta, стоило нам только прийти на милонгу, как все начинали обращаться с нами как с какими-то знаменитостями, поэтому теперь мы старались вести себя как можно более незаметно ... но здесь в Cordoba, организаторы решили устроить живое представление с музыкантом-бандеонистом и певцом танго, и первое, что сделал ведущий, это с микрофоном в руке направился прямиком к моему столику в углу зала, где я тщетно надеялся укрыться. Избавлю вас от подробностей. Замечу только, что нелегко блистать остроумием, когда вам в лицо суют микрофон, особенно если разговор идёт на castellano.

Мы арендовали автомобиль и покружили немного по горам Sierras de Cordoba, а затем слетали на водопады Iguazu. Эти водопады – весьма популярное туристическое место, это на севере на границе с Парагваем и Бразилией. Я надеялся, что смогу прогуляться по мостам и ступить на территорию обоих стран, просто чтобы было чем похвастаться, но после событий 9/11 лёгкость межграничных перемещений похоже осталась в прошлом, так что желанные берега оказались для меня недостижимы. Говорят, что в Парагвае активизировались террористы, и действительно, противоположный берег Parana River смотрелся довольно подозрительно. Продавщица в сувенирной лавке так и сказала – не ходите туда, этим парагвайцам нельзя доверять!

Парк Iguazu – это тропический лес, в центре которого находится гигантский каскад великолепных водопадов. Мы остановились в гостинице, которая расположена прямо в парке. Если вам по душе приключения на открытом воздухе в компании тридцати тысяч других туристов, вроде посещения Yosemite Valley или Южного Края Гранд-Каньона в августе, тогда водопады Iguazu это то что вам нужно. На логотипе парка изображена разноцветная, улыбающаяся птица тукан с огромным жёлтым клювом. Но в самом парке нет ни одного живого тукана, только множество деревянных статуэток продаваемых в десятках лавок. Вертолёты, ежеминутно с рёвом проносящиеся над водопадами, и скоростные моторные лодки, рассекающие вверх по реке, давным-давно распугали всех туканов и вынудили их переселиться поближе к Парагвайским террористам (которые гораздо более тихие и дружелюбные). Но и это ещё не всё. Каждый вечер с 18 часов до 6 утра нас запирали в гостинице, ради «сохранения целостности дикой природы», как вдруг посреди ночи нас разбудил рёв моторок и вертолётов. Я стоял у окна и видел, как в лесу и вокруг водопадов сверкают слепящие лучи фонарей. Я спросил что происходит, и мне объяснили, что это такие специальные туры. Заплатите 80 долларов и можете свободно гулять ночью по лесу и снимать со вспышкой.

Такое ощущение, будто проектированием инфраструктуры парка занимались архитекторы аэропортов. Суровая правда: вам не дадут спуститься на землю! Прямо с парковки, посетителей загружают в автобусы-шаттлы и отвозят к металлическим рампам, установленным на пилонах. Эти рампы очень похожи на те, что используют в аэропортах при посадке не рейс, только у них срезана верхняя часть и можно обозревать окрестности. Вы заходите на рампу и начинаете медленно брести вслед за ближайшим к вам человеком, совсем как в аэропорту. Разве что в аэропорту не курят, а здесь дымят все кому не лень. Весь парк покрыт несколькими милями этих рамп. Вы можете смотреть на лес вокруг вас, и рампы также выводят к точкам откуда открывается прекрасный вид на водопады, но эти «площадки обозрения» под завязку забиты людьми. Повсюду профессиональные фотографы, они взгромоздились на стремянки и кричат посетителям чтобы те ушли из кадра, дабы они могли сделать фото своих клиентов на фоне водопадов. Есть только один способ спуститься с рамп на землю – купить карточку-пропуск. В наличии разные виды разноцветных карточек: от Cub за 30$, до Shackleton Explorer более чем за 100$. Наверное я недостаточно храбр для подобных испытаний, но я видел как люди облачённые в спасательные жилеты и велосипедные шлемы плыли на надувных плотах навстречу приключениям, а гиды, одетые в стиле Marlin Perkins, с мегафонами в руках развлекали их рассказами про джунгли.

Казалось бы в джунглях должно быть полно обезьян, птиц, ягуаров, но единственной живностью что нам повстречалась, была небольшая банда coati (носух), они шляются от торговой аллеи, к гостиничному бассейну, до лавок с закусками на автобусной станции Garganta del Diablo. На каждом животном большой оранжевый ошейник, в ухе синяя клипса, и за ними постоянно следуют туристы с камерами. Пока я наблюдал как зверьки набрасываются на угощение, я вдруг почувствовал острый приступ симпатии к Gavito и его приятелям, совершающим свой променад из Canning, в Nino Bien и далее в El Beso. Думаю, если вас заводят ребята в смешных шляпах танцующие уличное танго в San Telmo, тогда вам может понравиться Iguazu.

****

Так что я лежал на кровати в номере и хандрил. Обычно Alejandra прилагает немало усилий, чтобы меня чем-нибудь занять, но в Iguazu ей пришлось нелегко. Ей не удалось договориться, чтобы нам выделили в гостинице местечко с CD-плеером где-бы мы могли танцевать (это наверное первый из десятка отелей, где нам не пошли на встречу), и я уже устал обыгрывать её в пинг-понг, так что заняться мне было определённо нечем. Я думал насколько же я не люблю trucho-вещи. “Trucho” обозначает «поддельный» на lunfardo, и это слово я выучил на собственном опыте ещё пару лет назад, когда официантка в Porteño y Bailarin подсунула мне поддельную банкноту в 50 песо. Я размышлял о том, что и в танго есть какие-то trucho-вещи и о том, насколько мне нравится отыскивать что-то действительно истинное в танго, такое как некоторые старые клубы и люди, танцующие в них. Клуб Club Leales y Pampeanos в Avellaneda выглядит не особо презентабельно, но он начинает становиться для меня настоящим домом. Cacho устраивает для нас и Nestor с Cristina специальную загородку для некурящих, и в последний раз я насчитал 14 пар которые к нам присоединились, и некоторые пришли посмотреть. В клубе очень дружелюбная атмосфера, и меня любят угощать мате. Я всегда начинаю гримасничать, когда пью мате, и все рассчитывают увидеть это шоу с моим участием, а вот вам последняя шутка Cacho – мне оказывается придётся танцевать танец на публику, всякий раз когда я прихожу в клуб.

Также в клубе есть несколько хороших танцоров. Есть танцор которого называют “El Gitano” (Цыган) и ещё наш друг Nestor Serra, а он лучше многих милонгеро из центральных клубов. Ещё одного зовут “Pinocho” (потому что он, по их мнению, похож на куклу Пиноккио), он и его жена Graciela замечательные танцоры. Я заснял их на видео, их энергичный, замечательный, непохожий стиль танца просто завораживает. [Комментарий 2004 года: Ещё одна пара из клуба, Osvaldo y Coca победили на недавнем Чемпионате Мира по Танго 2004 года проходившем в Buenos Aires, и эта победа предмет определённой гордости для Avellaneda]

“Milonguero” – это настолько расхожий термин, что его нелегко чётко определить. Есть определённая, всем известная группа пожилых танцоров из центра (их количество уменьшается каждый год), о которых некоторые любят думать как об элитных милонгеро. Парочка из них путешествует и преподаёт, парочка известна в качестве шоу-танцоров, но большинство просто живёт на милонгах и танцует очень хорошее танго. Я дружен с некоторыми из них, шапочно знаком с другими благодаря Alejandra и снял на видео многих самых лучших из них. Я бы сказал, что эти люди совсем не обязательно самые лучшие танцоры мира, но они определённо входят в их число. Кроме того есть множество других милонгеро, не из центра, которые танцуют не хуже и не менее опытны чем группа милонгеро из центра, но они танцуют на окраинах. Они рассредоточены по пригородам, и многие даже не знают друг друга, разве что по репутации. Если уж вы оказались в Buenos Aires, зорко смотрите по сторонам, поскольку это лучшие танцоры мира, у которых можно почерпнуть то, чему не научат ни на каких мастер-классах, и чего вы не увидите ни в каких видео.

Я стараюсь быть объективным, но меня всегда удивляет, что лишь очень немногие из тех танго-артистов и знаменитостей, которых возводят в ранг идолов и о ком столь много говорят во всём остальном мире, хорошо смотрятся на танцполе милонг Buenos Aires. Кое-кого из них знают, но многих звёзд, дающих мастер-классы в США, здесь бы просто никто не заметил. Насколько я смог понять, у них не получается страстно и с уверенностью танцевать на здешних милонгах. Не знаю почему они лишены вдохновения, толи они нуждаются в платёжеспособной зрительской аудитории или на милонгах слишком тесно, или, быть может, занятия хореографией уже давно убили в них всякую оригинальность. Может быть теперь они вынуждены каждую минуту двигаться исключительно чётко и выверенно, дабы не уронить своей репутации, так что у них уже не остаётся энергии на музыку.

Маленький человечек, который работает секретарём в Club Leales y Pampeanos просто обожает меня (я щедр на чаевые!). Это он провёл нас на верхний этаж клуба в свой офис, чтобы показать хранящиеся там сокровища. В один из вечеров он подошёл ко мне и вложил в руку одну старую газету. Я её так и не просмотрел, но когда мне нечем было заняться в Iguazu, я решил её полистать. Это была клубная газета La Carreta, 40-х годов выпуска, и на первой странице были изображения гаучо и повозки запряжённой быками. Должно быть тогда эта газета имела официальный статус, поскольку в ней был опубликован финансовый отчёт муниципалитета Avellaneda за 1945 год. Я просмотрел его, и похоже с финансами у них всё обстояло неплохо – но больше ничего не было. Я надеялся что увижу какие-то рекламные танго-объявления, но на глаза мне попадалась лишь реклама услуг сантехников и автодилеров. Я читал газету Alejandra, и когда уже готов был признать поражение, вдруг заметил заголовок небольшой статьи “Homenaje a Razzano” (В честь Razzano). Alejandra сказала «Я думаю, это он пел с Carlos Gardel в самом начале». Я прочёл статью, в ней упоминались многие члены клуба, а в конце как-бы мимоходом сообщалось «Также почтить Razzano собрались Homero Manzi, Julio De Caro и Charlo» (ещё один знаменитый танго певец прошлого). Так что выходит этот маленький скромный клуб в Avellaneda действительно был знаковым местом.

В Buenos Aires полно необычных клубов, ресторанов, театров названия которых эксплуатируют известные танго-имена, но трудно быть уверенным, что хоть одна из этих легендарных личностей переступала порог данных заведений. Но на одной из улочек в Avellaneda есть маленький неприметный клуб, появление в котором величайших танго-имён едва удостоилось скромного упоминания в ежемесячной клубной газете. Секретарь хочет, чтобы мы пришли в его тёмный офис когда будет более солнечно, и он сможет нам получше показать и рассказать об истории клуба, и мы обязательно хотим к нему наведаться до нашего отъезда. Ведь похоже никто не поднимается наверх, никто не интересуется историей клуба и было бы неплохо записать его рассказы, пока ещё есть время и всё это незаметно не исчезло из нашей жизни. Хотя уже теперь мне ясно, что большинство самых больших фигур в танго были очень близко связаны с этим маленьким клубом, членом которого являлся Gardel. Я уверен, что они работали и выступали в этом старом зале, где жители Avellaneda и по сей день танцуют танго и пьют мате за 1 песо.

Замечания и исправления. В прошлой своей заметке я хорошенько прошёлся по водопадам Iguazu, а теперь по мне прошлась Alejandra. Она говорит, что да, всё там излишне коммерциализированно, но это одно из чудес света, и большинству там очень нравится. Истинная правда.

В последней заметке я упомянул Jose Razzano. Должен признаться, я о нём раньше не слышал, но словно по совпадению, после того, как я отправил свою заметку, мы начали слушать диск «D'Agostino Vargas 100 Anos», и там была песня El Morocho y El Oriental. Эта песня о Gardel (El Morocho) и Razzano (El Oriental), которые поют вместе на улицах Buenos Aires в 1911 году. Я бы ничего этого не знал, если бы не помощь Alejandra.

Также я писал, что не так уж много времени отделяет нас от той эпохи, когда конфликты на милонгах решались с помощью ножа, и что некоторые из ныне танцующих ещё застали эти времена. Это мнение высказал человек, всю жизнь проведший на милонгах, но который также известен своей манерой иногда приукрашивать. Я спросил у более серьёзного человека, у Nestor Serra, он танцевал во многих небезопасных местах начиная с 50-х, и он говорит что иногда бывали потасовки, но никогда дело не доходило до ножей.

El Pial

16 августа 2003 г.: Мы пошли в этот клуб, что в районе Flores, в основном потому что он расположен всего лишь в двух кварталах от дома где Alejandra жила в детстве. Милонга El Pial официально начинается в 10 часов вечера, так что мы погуляли немного по старому району, где прошло детство Alejandra, она показала мне места где она девчонкой каталась на велосипеде. В 10:15 мы зашли в клуб, чтобы согласно нашей стратегии начать танцевать, пока воздух ещё чистый. В зале как раз заканчивался урок, но затем они начали ставить самую разную музыку вроде сальсы, поп-музыки и Gotan Project. Мы сидели, слушали и смотрели как потихоньку собирается народ. Все были очень приветливы – Horacio – организатор подошёл и немного с нами поболтал, мы увидели несколько знакомых из центра, но почему-то никто не включал нормальной музыки. Наконец, более часа спустя заиграло танго, но музыка была настолько плоха, что я не находил в себе сил танцевать. Сначала зазвучали рваные звуки оркестра Troilo без Fiorentino, затем всё стало ещё хуже, заиграло нечто, что мне не удавалось опознать, оркестр в основном предпочитал оставаться на заднем плане, предоставляя голосу певца единолично блуждать в поисках мелодии. Танцующие были вынуждены блуждать вслед за голосом, пытаясь попасть в музыку. Возможно у меня просто другой вкус, но на мой взгляд это было плохое ди-джейство. Я ничего не имею против малоизвестных записей, но зачем начинать с них милонгу? Парню всего-навсего нужно было съездить в центр и приобрести диск у Daniel или Natu, и вечер бы начался как нельзя лучше. Но время уже близилось к полуночи, воздух становился тяжёлым, поэтому мы ушли. Когда мы выходили, то столкнулись с El Gallego. С того момента как я увидел его танцующим в Gricel, я захотел снять его на видео, и мы договорились о встрече с ним и его novia (подругой) Gilda в Glorias Argentinas следующим вечером.

Glorias Argentinas

Следующим вечером мы отправились в Mataderos, чтобы встретиться с El Gallego в Glorias Argentinas. Если вы не бывали в Buenos Aires, эти имена для вас ничего не означают, но также как и Avellaneda на юге города, эти западные пригороды пропитаны историей танго. Flores и Floresta, где росла Alejandra, находятся рядом с Mataderos. Это barrio (район) получило своё название по имени большого здания (существующего и по сей день), которое располагалось некогда на краю города, и куда пригоняли весь скот из las pampas (плодородное море трав, что окружает Buenos Aires, и приносит Аргентине столь весомую часть её богатств). Здесь появились Gauchos, затем compadritos и, наконец, танго. Согласно легенде именно вокруг этих corrales, среди людей с ножами перегонявших скот и зародилось танго.

El Gallego и Gilda просто замечательные люди. Прозвище “El Gallego” (Галициец) отсылает к испанским корням Jorge, и здесь, возможно, какая-то шутка, поскольку аргентинцы считают выходцев из этой части Испании довольно простыми и грубыми людьми, а Jorge самый элегантный мужчина на милонгах. Мы только заказали шампанского и сели с Alejandra за столик, как к нам присоединился её друг Carlitos. Мы знаем его по центральным клубам. Он профессиональный певец танго и в этот вечер должен был выступать. Перед тем как объявить о Carlitos, ведущий представил леди, в одиночестве сидевшую за соседним столиком, это была Beba Pugliese, дочь Osvaldo. Поэтому потом, когда Carlitos начал петь, люди стали подходить к соседнему столику чтобы высказать ей слова уважения. Beba была ни в чём не виновата, но в конце концов Alejandra пришлось сказать чтобы они вели себя потише. Перед своим выступлением Carlitos выглядел немного подавленным, но после аплодисментов он вернулся к нам, положил нам руки на плечи и сказал «У нас есть друзья, музыка, танец, шампанское, чего ещё можно желать?» Как верно! И это будет замечательный вечер. Мы с Jorge (El Gallego) обязательно подружимся, и я сниму его на видео. Он, по-видимому, лучший танцор милонги в мире. Он очень элегантный, стройный шестидесятилетний мужчина, двигающийся с изяществом двадцатилетнего. Его постура идеальна, и когда он танцует с Gilda, его ноги движутся так быстро, что их практически не видно. Он обладает мягким, стремительным стилем танца Фреда Астера – да, он действительно настолько хорош. Он говорит, что танцует уже 54 года, с восьмилетнего возраста!

После Iguazu я находился в определённой танго-депрессии, но потом я замечательно провёл время общаясь с Carlitos и El Gallego. Просто иногда я не могу сдержать эмоций, и в этот раз в этом был виновен ди-джей. Он поставил Hector Mauré (Amarras), затем замечательные мелодии Canaro, вслед танду вальсов, и когда я уже был весь в поту и хотел присесть за столик, он поставил Rodriguez. Я давненько не слышал музыки Enrique Rodriguez, и иногда она меня заводит самым сильнейшим образом. Вы видели чёрно-белые записи телевизионных выступлений D'Arienzo со своим оркестром? Он скрючивается, подпрыгивает, разражается демоническим смехом, гримасничает и просто безумствует ... по сравнению с ним Мик Джаггер – это просто Принц Чарльз проглотивший швабру. Он нависает над передним рядом из банденионистов подобно безумному эльфу, и вы понимаете насколько музыканты смущены происходящим. Они ухмыляются и как бы говорят друг другу: «Ну вот, опять его понесло. Ну почему он не может успокоиться?» Я упомянул Мика Джаггера, но здесь есть разница, Мик очень хочет выглядеть крутым, но D'Arienzo просто ведёт себя по-дурацки, и он не может иначе. Он абсолютно безумен. Он знает как он выглядит, но он настолько опьянён своими ритмами и клоунадой, что ничего не может с собой поделать. Он трясётся как пёс от вибраций собственной музыки. Я слышал, как люди пытались извиняться за него и как-то объяснять его поведение, но это же неверно, нет, нет, нет!

Глава 1 | стр 14
С замечаниями, предложениями, благодарностями ;-) по переводу книги обращайтесь к Ивану Якушеву, Анне Курындиной и Андрею Саплину