Глава 1 | Reports from 2001
Система Orphus

Я вышел прогуляться

Понедельник, 17 декабря 2001 г., 6:11: У меня практически закончились наличные деньги. Не получается воспользоваться банкоматом или получить кредит по карточке, так что я стараюсь держаться поближе к дому и привыкаю наравне с аргентинцами соблюдать определённую финансовую дисциплину. Я оказался в необычной для себя ситуации, поскольку я развращён деньгами и дома привык тратить не задумываясь. Теперь же я начинаю понимать, каково здесь живётся местным. Если я буду предельно осторожен в своих тратах, то смогу протянуть оставшиеся 10 дней и добраться до аэропорта с последним долларом в кармане. Я то могу улететь, а вот аргентинцы остаются здесь, и, боюсь, их ждут тяжёлые времена. Ну, по крайней мере, у меня теперь остаётся время для записей, а написать предстоит о многом.

Вчерашний день вышел просто великолепным, хотя его начало выглядело малообещающим. В городе была объявлена всеобщая забастовка ("paro"), а на улице лило как из ведра. Уж не знаю, как и почему они бастуют, но говорят забастовки здесь обычное дело. Хотя по мне, так лишний спокойный денёк этому суматошному городу только на пользу. Никто толком не знает, какие заведения и магазины будут работать в такой день. К счастью, "subte" (подземка) работала, и я отправился в Barrio Palermo, чтобы забрать заказанную пару туфель Fattomano. У меня никогда раньше не было высококачественных туфель ручной работы, и, должен сказать, они стоят каждого уплаченного пенни. Первые полчаса туфли казались немножко тесными, но вскоре сели на ноге как влитые. Я носил их всю ночь, не испытывая никакого дискомфорта, и даже прошёлся в них пару миль, направляясь домой после милонги. В магазине Flabella я обзавёлся ещё одной парой туфель, выбрал из числа представленных на стеллаже; не скажу ничего плохого, это нормальные туфли, но по качеству они на порядок хуже чем Fattomano, а стоят столько же (90$). Качество обслуживания во Flabella просто отвратительное, больше я к ним не пойду, и все, кого я знаю, похоже, разделяют моё мнение (Flabella расположена в центре, рядом с La Ideal, крайне НЕ рекомендую вам пользоваться её услугами). Туфли Fattomano просто замечательные, хотя мне и пришлось вступить в перепалку с Juan Carlos (хозяином предприятия) насчёт способа оплаты. Как и все здесь, он хотел бы получить наличные и был совсем не в восторге, когда я настоял на оплате кредиткой, но у меня не было выбора. [Отредактировано в 2005: Мы с Alej купили у него ещё несколько пар туфель с тех пор, как я писал эти строки 4 года назад. Качество туфель по-прежнему на высоте, но, похоже, Juan Carlos испытывает проблемы с персоналом. На сегодняшний день не редки инциденты задержек с изготовлением, ситуации с ошибочными размерами, перепутанными заказами.]

Здешняя подземка весьма занятное место, поскольку самые разнообразные личности пользуются её услугами. Я вообще люблю поезда, а в метро ходят поезда, стало быть мне там интересно. Часто можно встретить кого-нибудь вроде перуанца-флейтиста или музыканта играющего народную музыку, повсюду маленькие дети, продающие всякую всячину. Самым печальным зрелищем было наблюдать, как один инвалид без руки и ноги скакал внутри трясущегося вагона будто на pogo-палке. Самым замечательным же был миниатюрных размеров старичок с губной гармошкой, игравший и певший танго смешным тонким голоском. Он наигрывал мелодию на гармошке, пел пару куплетов, а потом начинал подпрыгивая и переваливаясь танцевать какую-то собственную версию танго по вагону метро. Это настолько смешно выглядело, что я не мог удержаться от смеха. Вскоре уже весь вагон хохотал, а старичок собрал обильный урожай монеток.

Бывая в Европе, я частенько отправлялся на метро в один из пригородов и оттуда возвращался пешком или трусцой в центр города. Такая методика осмотра достопримечательностей идеально подходит для Buenos Aires. Вскоре после того, как я забрал туфли, дождь почти прекратился, зависнув над городом влажной моросью, и я решил пересечь район Palermo, чтобы добраться до Chacarita и там уже сесть в метро на конечной станции Federico Lacroze. Забастовка погрузила город в тишину, а лёгкие клочья тумана укрыли покровом тайны деревья, обрамлявшие мощёные булыжником аллеи. Я, кажется, всегда куда-то спешу и особенно, находясь здесь, в Buenos Aires, но в этот день торопиться мне было совершенно некуда, и прогулка полностью избавила моё сознание от ощущений напряжения и спешки. С новыми туфлями в заплечном рюкзаке я двигался куда-то в общем направлении на юго-запад, удаляясь от прибрежных районов Rio de la Plata, я прошёл мимо старого дома Хосе Луиса Борхеса, я наслаждался запахами, видами и переливающимся звуком голосов встречных Porteño. Я набрёл на железнодорожную ветку и прогулялся вдоль неё, надеясь увидеть поезда, но они, видимо, не ходили из-за забастовки. В травяных зарослях близ путей я заметил каких-то спящих личностей, и, по соображениям безопасности, решил вернуться на центральные улицы. Я люблю не только поезда, но и корабли. На территории экологического заповедника (Reserva Ecológica de Buenos Aires) недалеко от станции Retiro, есть место, откуда можно понаблюдать, как буксиры вытягивают огромные контейнерные суда за пределы мола в шоколадно-коричневые воды реки (а ещё там на тропе мне довелось повстречать метровой длины ящерицу). Направляясь далее к Chacarita, я заметил остов брошенной на улице машины и понял, что переместился в бедную часть города. Никто не бросит в Аргентине машину, если та ещё хоть как-то способна передвигаться. Группа людей жарила что-то на гриле, и запах был настолько соблазнительным, что я решился истратить песо и купить у них choripan – перчёную сосиску с булкой. Это очень цивилизованная и культурная страна, и даже здесь, на задворках, у непритязательного придорожного гриля, его хозяин внимательно проследил, чтобы chorizo был разрезан ровно и равномерно зажарен со всех сторон, чтобы булка была слегка пропеченной, и всё это покрыто ровным слоем соуса. Он с гордостью заворачивал своё творение, словно дорогой подарок. Я шёл один и с огромным наслаждением поедал свою покупку. Я проходил мимо угрожающе выглядящей группы парней и почувствовал себя слегка неуютно. Когда я приблизился, один из них сказал "Buen provecho!". Так что вместо того, чтобы потрясти мне карманы, мне пожелали хорошего аппетита.

 

Chacarita

Кладбище в Chacarita,
Buenos Aires

Malik как-то рассказывал мне эту неправдоподобную историю, будто бы у статуи Carlos Gardel на кладбище Chacarita всегда есть в руке зажжённая сигарета, и вот я решил разобраться в этом собственнолично. Само кладбище громадных размеров, и его ограждает солидная, почти крепостная стена. Кладбище состоит из двух частей, старой и новой, оно протянулось на многие мили, кроме того, под землёй располагаются обширные помещения для урн с прахом. Здесь, должно быть, покоятся миллионы тел. Я думал, что встречу кого-нибудь, кто подскажет мне путь к могиле Гарделя, но я оказался единственной живой душой на кладбище. Старая часть представляет собой настоящий город в миниатюре, с домами из камня и мрамора по обеим сторонам мощёных улиц. Многие из домов имеют весьма изысканную архитектуру, они такие же по высоте, как и обычные здания, но намного более узкие, поскольку их обитателям ни к чему комфорт просторных помещений. Я бродил под дождём, читая надписи на табличках, и минут за десять нашёл дом Гарделя. Была ли у него в руке зажжённая сигарета? Нет, шёл дождь, у Гарделя была намокшая сигарета и миллион цветов вокруг. Рядом с его могилой поставили большой мусорный бак, и он тоже был переполнен разлагающимися цветами. Я дошёл до станции Lacroze, сел на поезд домой и чувствовал себя настолько расслабленно, что заснул и едва не проехал свою остановку.

Новости из сферы финансов: У меня появились деньги! Мой друг Fred выслал мне немного через Western Union. Ситуация здесь настолько отчаянная, что часто отказываются выдавать даже переведённые безналично деньги, взамен предлагают выписать бесполезный чек. Но я позвонил в близлежащий офис, и у них в кассе оказались свободные деньги, но они сказали, что закрываются с минуты на минуту, так что я пулей вылетел из комнаты с паспортом в кармане и заполучил свой желанный приз в 600 долларов! Когда я вернулся, квартирные приятели, уже порядком уставшие от моих причитаний о безденежье, как один бросились праздновать. Malena принялась плясать по кухне и петь "Money makes zee world go round! Zee world go round! Zee world go round!". Paco, студент из Колумбии, не знающий ни слова по-английски, принялся скандировать, "Party! Party! Party!" (Вечеринка!).

Изучая Танго

Понедельник, 17 декабря 2001 г., 10:49: То что здесь, в Buenos Aires, моё танцевание полностью разладилось, связано с тем, что мне пришлось отбросить практически всё, чему я обучался ранее, и начать с чистого листа. Такие танцевальные крушения происходят со мной, наверное, уже третий или четвёртый раз, но сейчас всё гораздо хуже, поскольку танцую я уже давно и успел приобрести плохие танцевальные привычки. Постура и шаг – это практически главные компоненты танго, и когда у вас есть недостатки в обоих из них, это проблема. В свой адрес здесь я только и слышу, что "Mas pecho". "Больше ведения грудью, не опускайте грудь", и ещё: "Mas bajo, mas pesado". Эту фразу сложнее перевести, что-то вроде "Буровьте ногами пол". У меня никак не укладывается в голове, как этого добиться, продолжая при этом шагать мягко и легко, и не подпрыгивая корпусом на каждом шаге. Maria Plazaola, учительница из El Beso, водила меня, как партнёршу, чтобы дать мне почувствовать что это значит. Сначала она изобразила мою манеру ведения, а потом повела меня «тяжело». Поначалу из-за проблем с переводом, я подумал, что она показывает «тяжёлый» вариант, как пример неправильного ведения, но в конце концов я понял, что именно так правильное ведение и должно ощущаться партнёршей. Партнёрша должна чувствовать твой шаг (за исключением, конечно, тех случаев, когда ты не хочешь, чтобы она его почувствовала, и ступаешь соответственно совсем по-другому). Мне надо над этим поработать.

Osvaldo Natucci напоминает маленького профессора со своими космами развевающихся седоватых волос, хотя он великолепный танцор. С ним можно видеть двух молоденьких партнёрш, они сёстры, и втроём они наводят шороху на милонгах. Я понятия не имел, кто он такой, но когда увидел, как он танцует, то сразу подошёл и попросил об уроках (я также договорился о занятии с одним молодым танцором, стиль которого мне понравился, но пока ещё не побывал у него на уроке). Оказывается, Natucci – известный инструктор, а также DJ, его считают экспертом танца, а также большим знатоком музыки танго. Его уроки – просто фантастика, поскольку мне удаётся потанцевать с обоими сёстрами. Это всё равно, что управлять Феррари. Девушки демонстрируют прекрасный стиль, они выпрямляют ногу на каждом шаге, в танце они элегантны и быстры, как скаковые лошади, никаких лишних движений, разве что промелькнёт изысканное adorno. И при всём при этом, им удаётся танцевать «тяжело»! Они очень чувствительны, движутся плавно, но партнёр ощущает каждый их шаг. К тому же, они умны и дают превосходные инструкции. Если вы потеряли постуру, если ваш шаг плох – они почувствуют это сразу. Поскольку мы танцуем в близком объятии, даже такому эксперту, как Natucci, не всегда удаётся понять, что происходит внутри пары, поэтому он всегда консультируется с одной из сестёр прежде, чем дать рекомендации обучающемуся. Старшая из сестёр умеет в танце делать нечто весьма продвинутое. Она способна каким-то особенным образом воспринять ведение, продлить и даже как-то усилить его. Она становится очень лёгкой от талии и выше, но тяжёло ступает в пол, делает свой шаг более сильным, чем помогает партнёру. Будучи богатым капиталистом-гринго, я подумывал, что вместо того, чтобы платить за персональный урок, мне стоило бы нанять её на пару милонг, взять, так сказать, на тест-драйв, как Феррари. Как замечательно бы я с ней смотрелся. К сожалению, мне рассказывают, что такого рода постоянные танцевальные контакты здесь могут быть восприняты негативно, как признак более близких личных отношений. Malena говорит, что мне стоит называть этих сестёр "potrancas" (скаковые кобылы).

В El Beso есть один молодой, очень эмоциональный парень, и он почему-то горит желанием помогать мне. Он отводит меня в сторонку и хочет, чтобы я пошагал рядом с ним. Он всегда говорит очень быстро и, что бы я ни делал, мне не удаётся заставить его снизить темп речи. Он практически хватает меня в охапку, и мы маршируем тяжёлым танго-шагом вдоль бара, по танполу и обратно, при этом он не перестаёт с возбуждением сыпать фразами. Когда я не понимаю, чего он хочет, он лишь принимается выкрикивать ещё громче, ещё быстрее. Я почти ничего не понимаю, но он атлетичен, у него хороший сильный стиль шага, так что я продолжаю улыбаться, кивать и пытаться хоть что-нибудь понять в его словах. В прошлый раз он опять схватил меня и выставил перед моим лицом руку с растопыренными пальцами. "Cuatro animales! Cuatro, cuatro animales!" ("четверо животных"). Он очевидно продумал целый план, как мне помочь. "Uno...Gato!" ("Раз ... Кошка!") он начал шаг, "Dos! Garza!" ("Два! Цапля!"). Я начал понимать, что он имеет ввиду журавля или цаплю ... "Todo pesado, un pie!” "Tres... ELEFANTE!!” ("Три ... СЛОН!!"), он опускается на ногу. "Cuatro" ("Четыре"), (он как орёл гордо расправляет и выпячивает грудь) "Aguila! Aguila!" ("Орёл! Орёл!"). Я потом пробовал повторять эти движения, и, знаете, во всём этом есть смысл. Начинаешь шаг мягко, подобно крадущемуся коту, затем невесомая пауза посередине, когда пятки сведены вместе, вытягиваешься высоко вверх, с одной ногой, слегка поднятой как у аиста, вес комфортно и полностью на одной ноге, затем падаешь вперёд и завершаешь шаг, лаская пол опускающейся ногой, но ступаешь твёрдо, как слон. Нога плотно прижата и полностью покоится на полу. Это самая сложная часть шага, и я постоянно здесь над ней работаю. Нужно выпрямить и удлинить ногу в момент её контакта с полом и, одновременно, расслабить бёдра, в результате чего мы «впечатываемся» в пол, когда ступня приземляется. Мы одновременно и ударяем в пол, и ласкаем его ногой, но главное здесь – ступать на выпрямленную ногу. За счёт этого происходит очень лёгкий толчок, который способна ощутить партнёрша через соприкосновение ваших корпусов. (Osvaldo Natucci даже закатал штанину, чтобы показать, как мышцы его ноги выпрямляются и напрягаются, когда опускается ступня). Грудная клетка расправлена, стремится вперёд и вверх, как у орла, на протяжении всего шага. Если этот парень самостоятельно пришёл к таким аналогиям для описания шага, то он весьма умён. Он прекрасно всё продумал, и он замечательный учитель. Natucci изобразил для меня рисунок со следами шагов и заштриховал области, где должен оказываться вес в момент приземления ступни. Мы едва понимаем друг друга, но, несмотря на это, находим общий язык. Эти люди знают, как обучать, и вкладывают в это дело всю душу и много страсти. На нашем первом 2-х часовом групповом уроке у Natucci присутствовали только Malik, я и пара прекрасных сестёр "potranca". Каждому из нас урок обошёлся в 5$.

Глава 1 | стр 2
С замечаниями, предложениями, благодарностями ;-) по переводу книги обращайтесь к Ивану Якушеву, Анне Курындиной и Андрею Саплину