Прогулка коров

«Любой глупец может сделать вещи больше и сложнее...
Но потребуется прикосновение гения, чтобы сделать наоборот»
E.F. Schumacker

«Смейтесь, если хотите, но без него мы все остались бы без работы»

Troilo

Были времена, когда D’Arienzo подвергался большой критике. Он не был похож на более опытных танго музыкантов тех времен. Его критиковали за простоту музыки и за то, что он исполнял её слишком быстро. Он располагал compás прямо перед вашим носом, а сам скакал по сцене прям, как дикий человек. Некоторые критики могли бы назвать его музыку «поп-танго», если бы такое понятие тогда существовало. Но мы действительно знаем, что он заполнил милонги и вызвал огромный бум в танго, что позволило другим великим оркестрам процветать и творить. Исполнял ли он танго на более низшем уровне? Вот несколько примеров классических мелодий D’Arienzo:

El CENCERRO, Juan D’Arienzo orchestra

Что за название для танго. El Cencerro… «Колокольчик для коровы». Это наиболее близкое по смыслу, а танго о том, как пасутся коровы. Существует правило, что танго должно быть скромным, без претензий, и это определенно подходит. Хотя в этом танго и отсутствует блеск Pugliese, витиеватый талант Troilo или новаторство Piazzolla, всё же в нем присутствует талант. Cencerro является невероятно эффективным танго, в нем есть именно то, что и должно быть. Начало не слишком многообещающе. Ощущения что-то вроде: «Да, мы тут вкалываем по пути в Pampas». Но потом становится интереснее. Он выстраивает, выстраивает cadence и, наконец, бум! D’Arienzo использует неослабевающий compás, приливы и отливы, и наконец появляется невыносимая энергия и мощь, по крайней мере, так ощущается для танцора танго. Действительно, в этой музыке есть наиболее мощные и эмоциональные моменты, и звенящий визг бандонеона в каждом танго. Бандонеоны D’Arienzo вводят практически в гипнотическое состояние, предоставляя несравненные возможности для танцевания.

Я видел, как milongueros практически вскакивали со своих мест, едва только услышав первые ноты этого танго (Есть что-то подобное и в вальсе Biaggi, которое мы обсудим позже). Послушайте, как звучит и обыгрывает compás соло бандонеона на 1:15, а потом присоединяются струнные к нему на 1:45. Сперва партия бандонеона начинается, но всё так же слышен ритм СИЛЬНАЯ – слабая – СИЛЬНАЯ – слабая доля. И коровы продолжают пастись. А потом струнные появляются откуда-то сверху и обволакивают бандонеоны, а коровы всё ещё продолжают идти. Я танцую танго, ожидая момента, когда вступают струнные на 1:45. Этот момент настолько сильный, что концовка практически разочаровывает, хотя D’Arienzo и заканчивает очень быстрыми резкими шагами.

Вот ещё одно танго D’Arienzo. Это вальс с незабываемым названием «Слезы и улыбки». Compás этого вальса – СИЛЬНАЯ – слабая – слабая, СИЛЬНАЯ – слабая – слабая. Я слушаю, как D’Arienzo останавливается, а потом снова начинает, и как он меняет музыку под конец:

LAGRIMAS Y SONRISAS, Juan D’Arienzo orchestra

Этот вальс совершенно прозрачен и прост для тех, кто знает, как танцевать. Compás вальса Lagrimas совершенно ясен, совершенно понятно, где паузы, а где мощь, энергия. Даже начинающий сможет услышать. С одной стороны музыка проста, но в то же время позволяет самым продвинутым исполнителям танго танцевать выше своего предела, улучшить себя. Послушайте паузы на 2:20 и 2:27 и отметьте важное изменение музыки на 2:40. Вы должны суметь последовать за оркестром в этом моменте, и, если вы не сумеете плавно войти и выйти из быстрого vals giros между паузами в балансе на переполненном танцполе в те самые моменты, вы будете вне музыки и вне танго. Cencerro требует способности танцевать по крайне мере двумя различными способами, а Lagrimas, возможно, даже тремя. Для Cencerro, как минимум, вы должны уметь правильно ходить, показывая corriditas (небольшие пробежки с варьирующей cadences). Момент, когда бандонеоны и струнные сливаются вместе (на 1:15 и 1:45), призывает к исполнению быстрых связанных giros, с различной cadences и скоростью поворота: промедление – кручение – промедление – кручение. И наконец, быстрая партия бандонеона в конце дает возможность для исполнения других быстрых шагов.

Некоторые танго рождают эмоции за счет слов и интонаций голоса певца. Другие, наоборот, опираются на мелодию и взаимодействие различных инструментов в оркестре. Но лучшие танго такие, как Farol Troilo, включают в себя всё одновременно. Но в Cencerro D’Arienzo, чтобы захватить слушателя или даже танцора, использует энергию и мощь compás. Его ритмы создают поистине гипнотический эффект, который весьма примитивным способом сметает людей с мест, выгоняя их на танцпол. Послушайте ещё раз кусок, который начинается на 1:15 – целая минута чистого и мощного ритма dos por cuatro. Раньше я представлял в этом месте движение паровоза, но после того, как узнал название этого танго, этот образ сменился на беспрестанно движущихся коров по прерии. Вот он D’Arienzo в тех древних кинескопах 1950х г., прямо в первом ряду перед бандонеонами, немного склонившись, и, используя всё своё тело, перемещается от одного к другому с нагнетанием энергии в музыке, с лицом, обращенным прямо на них, и вдруг неожиданно соскакивает и начинает дико смеяться, будто его собственные ритмы свели его с ума.

Если вы действительно это прочувствуете и пропустите через себя, то танда такой музыки может вызвать у вас что-то наподобие спортивного экстаза, который ощущают при скоростном спуске с гор на лыжах или в виндсерфинге. Всё это кажется достаточно привлекательным, так почему же так много враждебности по отношению к этой музыке испытывают некоторые люди? Давайте вкратце рассмотрим, что происходило в танго до того, как D’Arienzo стал настолько популярным, чтобы понять это.