Глава 4 | Вначале было слово...
Система Orphus

Великий раскол

Поскольку никто не снимал танго на видео в районах Buenos Aires, практически не реально понять, как развивалось танго на протяжении 20 века, хотя понять эволюцию музыки гораздо проще. Существует достаточно много ранних записей, а сочетания письменной лирики и старых записей вполне достаточно, чтобы иметь базовое представление о том, в каком направлении и как развивалась музыка. Таким образом, я бы хотел привести несколько примеров, иллюстрирующих основное деление в музыке, произошедшее 80 лет назад, конечно, всё это с оговоркой, что для более подробного рассмотрения этого вопроса, вам следует обратится к другим источникам. Это деление до сих пор существует, как и в плейлистах ди-джеев в Buenos Aires, так и в стилях, в которых люди танцуют.

Предыстория

Очень много ранней музыки в аргентине была живой и изменчивой. Payadores бродили с гитарой и пели, и часто их песни были импровизацией. Двое или более музыкантов могли объединятся вместе, играя по очереди, составляя слова на ходу и часто это было в виде вопрос-ответ. Payadores чаще всего выступали под открытым небом, в местах где люди пили и танцевали, обычно в своих песнях они комментировали то, что их окружает, то, как выглядят люди, как они танцуют, или даже погоду. Иногда их лирика была грубой и непристойной, что не удивительно, когда их аудитория состояла из людей рабочего класса, болтающихся в барах и публичных домах. Были также и другие виды музыкантов, которые играли на улице. Они использовали инструменты, которые легко можно было носить с собой, такие, как гитары, флейты или скрипки. Так же там были и organitos – портативные органы, которые воспроизводили музыку, предварительно записываемую на цилиндрах.

Все эти формы уличной музыки определенно внесли свой вклад в танго. Ещё до появления радио и записанных пластинок, звуки ранней танго-музыки с тротуаров проникала сквозь открытые окна в дома подобно тому, как сегодня эхом разносятся звуки флейты afiladores по окрестностям Buenos Aires и проникают в дома (Afiladores – это точильщик ножей, извещавший о своем приходе игрой на флейте, звук которой можно было услышать на всех этажах). Вот несколько примеров так называемой музыки «старой гвардии», звук porteño, который представляется, если упоминается танго до 1920 г.

Eduardo Arolas (left)
Eduardo Arolas, (сидит слева, 1912)
представил бандонеон в танго.

Musica Guardia Vieja


MEDIA LUZ, Carlos Gardel

Секстет

Когда танго переместилось в помещение, то пианино стало частью оркестра,и родился секстет, базовая форма танго оркестра. Он состоит из 2 бандонеонов, пианино и басов. Вот пример раннего секстета – оркестр Roberto Firpo с Eduardo Arolas. Firpo ввел в танго пианино, а Eduardo Arolas – бандонеон. Вот они в 1928г (Первым танго было “Fireworks”, а вторым – “Sunrise”):

<i>Roberto Firpo</i>
Roberto Firpo

FUEGOS ARTICIALES, Roberto Firpo и Eduardo Arolas


EL AMANECER, Roberto Firpo

 

Революция De Caro

Давайте ещё разок послушаем типичный оркестр 1920-х гг. Это оркестр Orquesta Tipica Victor в 1926:

PATO, Orquesta Tipica Victor

 

А вот и революционный поворот – это Flores Negras («Черные цветы»), записанный 2 года позже после Pato:

<i>Julio De Caro</i>
Julio De Caro 

FLORES NEGRAS, Julio De Caro

 

Разница в этих 2 музыкальных произведениях поражает. Много было написано, как De Caro изменил танго, но сравнение этих двух записей показывает это особенно очевидно. До De Caro стиль музыки – это марш, практически панихида в виде cadence. В то время как De Caro заменяет колоритные уличные ритмы на легкий и мелодичный звук. Он создает стиль танго, который в состоянии покинуть бары и бордели arrabal, и переехать уже в смокинге в рестораны в центре Buenos Aires или даже в Париже. Разделение в стилях танго можно заметить на примере этих двух записей, сделанных 10 лет спустя. Это разные версии Vieja Amiga, обе из 1938:

VIEJA AMIGA, Francisco Canaro

 

<i>Pedro Laurenz</i>
Pedro Laurenz
VIEJA AMIGA, Pedro Laurenz

 

В первой версии Vieja Amiga Canaro слышна с самого начала марширующая cadences, в то время как версия Vieja Amiga Laurenz начинается с мелодии фортепиано (если пианино звучит мило, это похоже был Osvaldo Pugliese). Версия Laurenz звучит более «современно» (и действительно ди-джеи в Buenos Aires практически каждый день ставят версию Laurenz), хотя и обе версии этого танго записаны в один и тот же год. Различия лишь в том, что эти танго из разных лагерей. Это великое разделение в танго. 10 лет спустя после революции De Caro традиционалисты D’Arienzo, Canaro и Biaggi больше склоняются к поддержанию прыгающих уличных ритмов. Но эволюционисты Laurenz и Fresedo начинают играть в стиле De Caro, более гладко, добиваясь инструментального звучания, и они считали D’Arienzo своего рода сдерживающим реакционером, не дающим развиваться танго. Деление танго на уличное и более «изысканное» остается и по сей день. Большинство ди-джеев в Buenos Aires ставят смешанные танды на милонгах, находя компромисс между ритмическими tango picado и более инструментальными танго.

****

Так что же на счет D’Arienzo? На предыдущей странице я начал с цитаты про гениев, создающих что-либо, и про пользу простоты. Конечно, говоря гений, я немного злоупотребляю, но тем самым я делаю упор на силу и страсть музыки, которую создал D’Arienzo и которая известна и по сей день. Действительно, если бы не он, то никто сегодня не танцевал танго. И возможно, что за исключением нескольких энтузиастов в районах Buenos Aires, никто сегодня даже бы и не слышал о Troilo, Laurenz или Piazzolla.

И наконец, подумайте о следующем: вот он парень, который пришел и нарушил все правила. Он играл слишком быстро, выколачивал неустанно ритм, прыгал вокруг, дергал музыку, а иногда даже кричал, как безумный. И делал всё это на сцене на глазах у всех! Естественно, он был осмеян, но его боготворили люди, купившие билет. Знакомо звучит? Спустя десятилетия или около того, как D’Arienzo стал собирать залы, горстка музыкантов в Менфисе и других городов Юга стали дурачится с фольклорной музыкой США. Они ускорили её, подчеркнули ритм и даже начали дергаться и прыгать так же, как D’Arienzo делал это 10 лет назад. И так же, как D’Arienzo, они были высмеяны.

Какой парадокс... реакционным оппонентом De Caro был D'Arienzo, который действительно стал революционером в танго! Он совершил масштабный переворот в танго, что обеспечил популярность танго во всем мире и сохранил музыку и танцы в 21 веке. И более того, его виденье и подход стали предвестником величайшей революции во всей музыке. Был ли он гением, или просто дальновидным человеком (а может чистая случайность), но забавно прыгающий мужчина перед своим оркестром в Buenos Aires 70 лет назад, возможно, стал первооткрывателем формулы успеха, которая в конечном счете породила миллиарды рок-звезд сегодня!

 

Глава 4 | стр 7
С замечаниями, предложениями, благодарностями ;-) по переводу книги
обращайтесь к Анне Курындиной и Андрею Саплину