Глава 6 | Азы танго
Система Orphus

За пределами

Проблема в обучении танго не в том, что негде и нет клубов, а, наоборот, существует слишком уж много мест, и большинство из них ужасны. Ученику, серьезно относящемуся к танго, приходится перебрать кучу мусора, чтобы найти что-то стоящее. И в итоге настоящим испытанием становится не узнать что такое танго, а, наоборот, разобраться, чем оно не является.

Когда я пришел в танго, возможностей для обучения была масса. Хотя Великий танго-бум только зарождался, но уже проводилось огромное количество семинаров, было доступно множество видеоматериалов. Аргентинцы выезжали, давали представления, хотя многие из них были и недостаточно опытны в танцевании на милонгах, но они были полны желания обучать. Многие студенты брали пару уроков, заражались вирусом танго и сами начинали преподавать. Они просто запоминали вещи, которые были им по душе, добавляли своё виденье и начинали обучать танго. Клубы под началом местных энтузиастов появлялись повсеместно. Многие из представителей того поколения учителей до сих пор преподают, а поскольку танго продолжает развиваться, то их студенты так же обучаются каким-то вещам, добавляют своё, и уходят в преподавательство. Этот процесс постоянен и живет своей собственной жизнью, регулярно подпитываясь новыми поступлениями людей, которые совершенно не разбираются в тонкостях культуры танго. В результате имеем нечто совершенно отличное от танго, существовавшего когда-либо в Buenos Aires.

Всё начиналось с позировок, пауз, ganchos, потом переключились на повороты, sacadas и махи ногами, называя это nuevo-стилем, сейчас, кажется, наступил этап увлечения volcada. Ничего из этого не имеет никакого отношения к танго на милонге, будто туристы из Северной Америки решили отплатить Южной за то, что последние завезли в своё время огненных муравьев и пчел в Штаты.

В этой главе мы опять поговорим о некоторых сценических исполнителях, которые были в первых рядах экспортируемого танго. Прежде чем бросить в меня камень, позвольте сказать: они довольно квалифицированные и талантливые танцоры, и на них стоит посмотреть. Я пытался, так же, как и многие из вас, подражать им, но, хотя многое они делают действительно хорошо, всё же это не применимо для социального танго. Мы постараемся рассмотреть, почему это прекрасно, и, одновременно, почему не применимо для милонг.

Маэстро согнутых коленок

После того как я отказался от неэффективных занятий в клубах, я решил попытаться найти лучшее танго в мире и скопировать его. Я руководствовался следующим: существует лишь единственный действительно грандиозный фильм про танго, значит должны быть и лучшие танцоры, которые танцуют самое лучшее танго. Этот фильм – «Танго» Carlos Saura, где в заключительном моменте Carlos Copes танцует под Recuerdo в исполнении оркестра на заднем плане. Вот он – лучший танцор в лучшем отрывке самого лучшего фильма. Как я мог ошибиться? Сперва видео без звука:

 

Скачать видео файлВидео на YouTube
Carlos Copes шагает, очень эффектно смягчая коленки.

 

Интересно, не так ли? Я потратил много времени, практикуя это, но сегодня кажется, что это танго будто с другой планеты. Обратите внимание, как Copes со своей партнершей стоят, правильно вытянувшись, а затем мягко сгибают колени и приседают практически на целую голову. Потом они вырастают и опять приседают, то они чуть ли не на носочках стоят, то падают глубоко вниз. Это, скорее, для эстетики и не имеет никакого отношения к правильной технике шага. Будто их головы – это воздушные шарики, летящие в небе: то они опускаются низко и пролетают под мостом, то аккуратно взмывают обратно вверх с потоком воздуха. А этот испепеляющий взгляд…откуда он пошел? Возможно, всё началось с того старого клипа с Rudolph Valentino, разодетого, как истинный gaucho, и соблазняющего свою партнершу взглядом во время танцевания «танго».

Это, возможно, самые хореографические постановочные три минуты танца в истории танго. И я говорю это буквально. Это ключевая сцена одного из самых бюджетных фильмов о танго, когда-либо снятых (Saura – испанский режиссер, также снявший Carmen). Каждый поворот, движение, выражение лица – всё было отрепетировано и на миллионы раз переснято. Предполагалось, что эта сцена происходит на милонге, где Copes случайным образом выбирает себе партнершу, но очевидно уже с самого начла, что в ней отсутствуют элементарные базовые вещи, присущие социальному танго. Вот первые два шага, когда они страстно смотрят друг на друга, а потом синхронно отводят ногу в сторону – всё это не более спонтанное ведение и следование, чем в синхронном плавании. Но по каким-то причинам я решил оставить это видео в качестве обучающего социальному танго. Оглядываясь назад, я понимаю, что это не более, чем просто постановочная сцена в фильме. Считается, что фильмы создаются для возбуждения фантазии. Кто будет настолько глуп, чтобы использовать эти сцены как реальную модель танцевания с разными партнерами на милонге?

Видимо, я был тем самым глупцом. Я хранил какое-то время этот фильм, но, конечно, никогда так и не поработал над ним. Со временем он мне надоел, а потом я вообще возненавидел его. И это длилось довольно долго, но всё же…есть кое-что ещё…

Вот та же сцена, но с музыкой:

 

Скачать видео файлВидео на YouTube
Copes четко сопровождает игру оркестра за счет сгибания и разгибания коленок.

 

Дело в том, что это всё же прекрасно! Потребовалось время, чтобы моё отношение к фильму стало опять положительным, и я увидел, что он всё-таки прекрасен. Давайте закроем нижнюю часть видео, чтобы видно было лишь корпусы партнеров. И тогда, я думаю, вы увидите, как потрясающе в музыку движется Copes со своей партнершей. Очень творчески обыгрывает музыку. И действительно видно, что Copes любит и понимает великое танго Pugliese. Но это всё же не социальное танго.

Представьте, что вы попытаетесь танцевать на милонге подобным способом. Большинство тангоманов в Buenos Aires ходят на милонгу 3-4 раза в неделю. Давайте посчитаем… 3 милонги в неделю, около 10 tandas за милонгу, в итоге имеем 120 танго в неделю. Copes со своей партнершей приседают за одно единственное танго 25 раз, т.е. это 100 приседаний за tanda! Даже если предположить, что пара может синхронно приседать всё время, всё равно получается 1000 таких приседаний каждый раз, когда вы соберетесь пойти потанцевать вечерком. Даже если это будут и не полные приседания, всё равно не плохой фитнес выходит.

А если взять страстные проникновенные взгляды в глаза! Если посчитать, то получится, что около 10 минут за танду потратится на «попялиться». Это около 1,5 часа за ночь, или 6 часов в неделю! Обалдеть! Шесть часов в неделю тратить на то, чтобы просто смотреть в упор на кого-то. Только представьте себе: вот они друзья, незнакомцы, туристы, прекрасные и некрасивые женщины…и все они смотрят в упор друг на друга, пытаясь не моргнуть. А подумайте, каково будет обучать этому…пялиться всё время в глаза своим студентам.

И всё-таки Copes со своей партнершей цепляют нас. Они прекрасно двигаются, их постуры превосходны. И, хотя в конце серия из ganchos на самом деле не плоха, но всё же я подозреваю, что именно это могло вдохновить одного моего знакомого учителя, который впоследствии стал специалистом по gancho. Однажды я действительно видел, как он стоял на одном месте и в течение целой минуты обменивался ganchos со своей партнершей. А это – практически полтанго.

Раз уж мы об этом заговорили, я решил поднять мои видеозаписи, в которых есть танец под Recuerdo, хотя, возможно, мне и не следовало этого делать. Это было примерно 6 лет назад. Когда мы с Alej пораньше пришли в El Beso, Osvaldo Buglione ещё расставлял столы и приводил всё в порядок. У меня с собой была камера. Поддавшись искушению, я спросил, могу ли я заснять его танец. Он бросил двигать стулья, схватил Alej, и они вышли на танцпол. Поставили Recuerdo, и они стали танцевать. Они не репетировали танец под Recuerdo, да и вообще впервые танцевали вместе, поэтому, возможно, танец не очень гладкий. И не совсем честно сравнивать этот танец с отрепетированным танцем из фильма с поставленной хореографией. Это как демонстрировать Toyota Corolla после Lexus. Но, в любом случае, Toyota Corolla – хороший автомобиль, а мы здесь ничего не продаем:

 

Скачать видео файлВидео на YouTube
Osvaldo Buglione с Alej в 2002.

 

Такое понятие, как «старый milonguero», уже стало своего рода клише, но всё равно, когда я слышу это, то у меня сразу возникает ассоциация с Osvaldo. Нет ничего напоказ в его танце, и он действительно не пытается ничего доказать. Вот вам пример человека, который протанцевал сотни часов на милонгах ещё во времена, когда танго не вышло за пределы arrabal. И именно благодаря таким людям танго продолжает жить. Я был знаком с ним уже какое-то время, но совершенно не ценил то как он танцует. Его партнершей в Monton de Tango (популярнейшая милонга 10 лет назад) была Natu. Сперва всё, что я видел, было то, как он расхаживал в сигарном дыме, что-то делая, пока Natu обыгрывала музыку. Но однажды я услышал, как Natu сказала: «Osvaldo – как Rip Van Winkle. Он вместе с танго уснул на 20 лет, и, когда танго стало возвращаться, он проснулся!»

Музыка очень сложная, а Osvaldo не интересовался танго в течение 20 лет, да и Alej ещё не очень хорошо танцевала. Но всё-таки этот клип – прекрасный пример эффективной постуры и движений, которые пришли с годами практики каждодневного танцевания на милонгах. Это будто человек из прошлого пришел потанцевать с современным человеком. И если вы опять закроете нижнюю часть видео, то заметите, что связь с музыкой у Alej с Osvaldo просто потрясающая.Если взглянете на ноги Osvaldo, то увидите, как хорошо он знает эту музыку, как заботится о каждом звуке, каждой паузе или всплеске. Они впервые танцуют вместе, да, никакой чрезмерной страсти, плюс непростая мелодия, но чувства есть. Музыка проходит через них (Примечание: Думаю, Pugliese написал это потрясающее произведение, когда был ещё подростком! Он вырос в Villa Crespo. И я был рядом с его домом) (ещё один хороший момент в этом видео – это то, что в самом начале мелькает мой хороший друг Eladia Cordoba, и она потрясающе и страстно двигается)

Глава 6 | стр 30
С замечаниями, предложениями, благодарностями ;-) по переводу книги
обращайтесь к Анне Курындиной и Андрею Саплину